Приветствую Вас Лох | RSS
Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта
Создай свой крутой сайт вместе c UCOZбесплатно
Хочешь почту @antilohi.ru?
Регистрация @antilohi.ru

Войти в @antilohi.ru
Логин:
Пароль:

(что это)
· · · ·
Страница 1 из 11
Форум антилохов » Лохотроны в жизни » Истории лохотронов и афер » Девять баллов по шкале Sumitomo (Ясуо Хаманака)
Девять баллов по шкале Sumitomo (Ясуо Хаманака)
kentovitДата: Воскресенье, 23.01.2011, 12:12 | Сообщение # 1
Коронованный
Группа: Администраторы
Сообщений: 248
Награды: 1
Репутация: 100
Статус: Offline
Место действия: Япония.
Время действия: XX век.
Жанр беллетристики под названием «роман о фирме» в Япо нии процветает. По дороге
на работу жители Токио зачитываются историями о менеджерах-злодеях, прозорливых
секретаршах и судьбоносных биржевых операциях, организованных неотразимым
дилером-самураем. Эти сказки зачастую становятся былью. Но в тот раз цифра итога –
$2 млрд – катастрофически превзошла самые яркие литературные фантазии.
Скромный сорокадвухэтажный небоскреб корпорации Sumitomo, одной из пяти самых
богатых торговых корпораций Японии, находится в самом центре Токио. Как раз между
Центральным вокзалом и императорским дворцом. Центр Токио отличается от всех прочих
деловых центров мира одним-единственным свойством. Это самый дорогой земельный
участок на всем белом свете. За один квадратный метр полезной площади здесь платят
$60 тыс. 13 июня 1996 года президент Sumitomo господин Томиши Акияма вошел в набитый
зал для пресс-конференций и, пробравшись к микрофону, начал с традиционного поклона в
сторону публики. За поклоном последовал неожиданный залп велеречивых извинений.
Акияма-сан что-то подавленно вещал об ошибках, недосмотрах и так далее. Со стороны
собрание напоминало небольшую дружескую встречу. На самом деле президент сообщал
журналистам об огромном международном биржевом скандале.
Через двое суток выяснилось, что это был самый большой крах на мировом
финансовом рынке за всю историю его существования.
А ведь всего чуть больше года прошло с того момента, как англичанин Ник Лисон за
два месяца успешно провернул операцию по превращению миллиарда в ноль – и тем самым
прекратил существование старейшего английского банка Barings. Все это время самых
разных солидных господ, занимающих высшие посты в уважаемых фирмах, мучили
навязчивые сны. Президенты, председатели, исполнительные директора и начальники
отделов страдали от одних и тех же адских видений. Им мерещились безответственные
дилеры, миллионные убытки, всемирные скандалы, банкротства, потеря репутации.
Руководство корпорации Sumitomo спало спокойно. Поскольку было надежно
застраховано от появления нового Лисона. Sumitomo родилась на свет в год, когда Уильям
Шекспир как раз начинал обдумывать сюжет «Гамлета». И за истекшие 400 лет накопила не
только активы в размере $50 млрд, но и неисчерпаемые запасы здорового консерватизма. В
нем любой случайный авантюрист просто погибал, как муха в сахарном сиропе.
Жители страны восходящего солнца помешаны на статистике. Им доставляет ни с чем
не сравнимое удовольствие примерять к себе различные цифры. Прикидывая в уме, не
слишком ли сильно они отличаются от научной нормы. Господин Ясуо Хаманака от нормы
не отличался.
У него имелись среднестатистические четырнадцать галстуков, двое детей и
постоянная работа. До работы он добирался каждое утро 40 минут электричкой. Свой офис
он делил с еще девятнадцатью среднестатистическими господами в снежно-белых
нейлоновых рубашках. У каждого из которых, вероятно, были четырнадцать галстуков и
двое детей. Господин Хаманака отличался от статистики только в одном отношении.
Средний японец, по утверждению науки, покидает свое рабочее место в 17 часов 49 минут.
Ясуо Хаманаке нередко случалось засиживаться в бюро до трех часов ночи, куря
сигарету за сигаретой. Нельзя сказать, что его мучила бессонница. Все дело было в разнице
часовых поясов. Ему жизненно важно было знать, как дела в Лондоне. Точнее, на
Лондонской бирже цветных металлов, где разгар рабочего дня как раз приходился на те
часы, когда среднестатистический японец досматривал седьмой стереоскопический сон в
системе Sony.
Господин Хаманака был менеджером Sumitomo уже 26 лет. И лично отвечал за 800 тыс.
тонн меди, которые Sumitomo ежегодно скупала у поставщиков и перепродавала главным
образом на бездонных рынках Юго-Восточной Азии. Таким образом, примерно 5 % всей
меди мира ежегодно проходили через руки и кассовые книги Ясуо Хаманаки.
За что его и прозвали мистер «Пять Процентов».
В Лондоне он был хорошо известен своими безукоризненными манерами и смертельно
скучными серыми костюмами. Лишь двое-трое коллег обратили внимание на его
своеобразную манеру вести дела.
История, завершившаяся печальным выступлением Томиши Акиямы перед
журналистами, началась летом 1991 года. Вернее, началась-то она раньше. Но об этом до
поры до времени никто не ведал.
Летом 1991 года к одному брокеру на Лондонской бирже цветных металлов обратились
с не вполне традиционной просьбой. Его попросили зарегистрировать одну сделку по
продаже меди. На сумму $425 млн. Сумма-то как раз была вполне обычная. Не которое
изумление вызвало у брокера то, что упомянутой сделки… в действительности не
существовало.
В роли просителя выступал вежливый господин Хаманака. Которого никто не
заподозрил бы в том, что он в состоянии перейти улицу на красный свет. Озадаченный
брокер предположил, что его либо разыгрывают, либо проверяют на честность. И
немедленно «настучал» начальству о случившемся.
Правление биржи повело себя блистательно. Оно не проявило к делу ни малейшего
интереса, заявив, что в компетенцию биржи такие безумства не входят. В следующие годы
торговля цветными металлами переживала полосу непрерывного расцвета. В особенности во
всем, что касалось торговли медью. Цены безукоризненно держались у отметки $2500 за
тонну, слегка подрастая время от времени. Никакие спады конъюнктуры их не затрагивали.
Медь обещала – и приносила – изумительно высокие прибыли. Восхищенные
промышленники разрабатывали один новый рудник за другим. Короче, период с 1991-го по
1995 год был «медным веком».
Если не считать одного загадочного происшествия в середине 1993 года, на которое
обратил внимание все тот же въедливый брокер, уже проявивший в 1991 году свою
бесполезную честность. Для неспециалиста происшествие выглядело не слишком
выразительно. Кому-то из дилеров удалось продать 20 тыс. тонн меди, получив от сделки
прибыль существенно больше стандартной. Пресловутый брокер, разумеется, понятия не
имел ни о покупателе, ни о продавце. Просто проплыли на экране компьютера 20 тыс. тонн
меди. И исчезли навеки.
Он только успел сообразить, что сумма ненормально высока. И был вынужден
немедленно заняться собственными делами. В конце 1995 года рай закончился. Началось
время магнитных аномалий. Цены на медь начали вытворять подозрительные цир ковые
номера. Тонна меди принялась дорожать какими-то лихорадочными темпами. Добравшись
до несказанной суммы $2800. Спрос бушевал. Медь расхватывали, как елки перед
Рождеством. Покупатели желали заключать контракты немедленно. Краткосрочные сделки
котировались намного дороже долгосрочных.
Так бывает только в одном случае: если запасы металла по каким-то причинам
сократились и в скором будущем следует ожидать дефицита. А никакого дефицита не было и
в помине. И в ближайшие десятилетия не ожидалось. Вот тут Лондонская биржа цветных
металлов и Нью-Йоркская биржевая комиссия одновременно почувствовали приступ
болезненной подозрительности.
9 мая 1996 года господина Ясуо Хаманаку неожиданно повысили в должности,
отстранив от непосредственной биржевой деятельности. А 14 июня Токийская биржа была
вынуждена на два дня остановить котировку акций Sumitomo.
Неприятное предчувствие посетило менеджеров корпорации примерно в начале апреля.
Бухгалтеры Sumitomo обнаружили некую платежную ведомость. Сумма была совершенно
мизерная. Но, во-первых, невозможно оказалось выяснить – кто, кому и за что заплатил.
Во-вторых, перевод был осуществлен через никому не известный заграничный банк.
На преодоление международных законов о банковской тайне ушло несколько недель,
по истечении которых вне всяких сомнений выяснилось – неопознанный перевод сделал
Ясуо Хаманака.
Директора Sumitomo вспомнили осенний запрос Лондонской биржи по поводу
волнений на рынке медных контрактов и сложили в уме два и два. Вот тут-то господина
«Пять Процентов» и повысили в должности. От греха подальше. В смысле, от биржи. Надо
заметить, в корпорации поначалу сочли, что речь идет о каких-то мелких финансовых
шалостях. Возможно, даже приватного свойства. Хаманака, также сложивший в уме два и
два, явился к начальству с повинной. Заблуждение о мелких непорядках рассеялось. Ко
всеобщему ужасу.
Господин «Пять Процентов» действительно позволял себе довольно рискованно
шутить с биржевыми ценами на медные контракты. Делал он это на протяжении десяти лет.
Из которых последние пять были особенно, как бы это сказать, плодотворными.
Слава недоброй памяти Ника Лисона померкла.
Скупая медные контракты, Хаманака их попросту придерживал. На рынке случался
дефицит, ажиотаж поднимал цены. Разумеется, шаловливые скачки курсов время от времени
провоцируют все – или почти все – торговцы, у которых достаточно денег и времени, чтобы
ждать. Но Ясуо Хаманака в одиночку держал искусственные цены на медь во всем мире. На
протяжении как минимум пяти лет.
Разумеется, чтобы удерживать постоянный дефицит, ему требовалось больше металла,
чем это было указано в официальных документах. Недолго думая, он принялся скупать медь
нелегально. Но чем выше были биржевые цены, тем больше запасов требовалось, чтобы
держать дефицит на приличном уровне. В конце концов Хаманаке приходилось, продав одну
тонну, немедленно покупать две. Речь шла уже не о прибыли, а о том, чтобы авантюра не
выплыла наружу.
Мистер «Пять Процентов», на самом деле был по крайней мере мистером «Восемь
Процентов». А его родная корпорация годами сидела на медной горе, о существовании
которой не подозревала ни одна живая душа. Главное же несчастье заключалось в том, что
цены на эту медную гору были не более реальны, чем снег на экваторе. Sumitomo пришлось
в этом удостовериться еще до того, как известие об афере распространилось по
официальным каналам.
Мировой рынок меди стоимостью в 1,5 трлн провалился в тартарары, едва прошелестел
слух о том, что Хаманака исчез с биржи. В середине мая цены упали на 15 % за четыре дня.
Большинство фирм, торгующих сырьем, начали панически сбрасывать медные контракты.
Биржа пришла в состояние невменяемости. В Sumitomo поняли, что пора делать
официальное заявление, а то хуже будет. Вот тут-то президент фирмы и выступил с постным
лицом перед журналистами.
После чего цена меди обвалилась еще на 10 %. Вместо $2800 за тонну теперь давали $
2145. Так что каждая тонна, числившаяся в конторских книгах Sumitomo, в середине июня
приносила $700 убытка. Мрачная ирония происходящего заключалась в том, что никто даже
отдаленно не знал, сколько именно контрактов скупил Хаманака.
Официально – 800 тыс. тонн. Что само по себе означает дефицит $500 млн. На самом
деле, вероятно, у него были контракты на 2–3 млн тонн. То есть текущий убыток $2 млрд.
Разумеется, Sumitomo с ежегодным торговым балансом $152 млрд не грозит исчезнуть с
лица земли, как это случилось с банком Barings.
Но за месяц после скандала медь подешевела в среднем еще на 10 %. И дорожать не
собиралась. Убытки корпорации росли. Сегодня тонну меди можно купить за $1935. Еще
вчера за нее давали $1985.
Окончательный итог деятельности мистера «Пять Процентов» оценивается в $2,6 млрд.
Сакраментальный вопрос: «Как это могло произойти?!» – еще долго висел в воздухе
 
Форум антилохов » Лохотроны в жизни » Истории лохотронов и афер » Девять баллов по шкале Sumitomo (Ясуо Хаманака)
Страница 1 из 11
Поиск:




Автор сайта не призывает вас к каким либо действиям, вся информация предоставлена для ознакомления, чему верить и не верить решать только вам. Copyright Kentovit © 2017 показатели этого сайта Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru
Besucherzahler russian girls
счетчик посещений