Человек не в фокусе (Вернер Маусс) - Форум антилохов
Приветствую Вас Лох | RSS
Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта
Создай свой крутой сайт вместе c UCOZбесплатно
Хочешь почту @antilohi.ru?
Регистрация @antilohi.ru

Войти в @antilohi.ru
Логин:
Пароль:

(что это)
· · · ·
Страница 1 из 11
Форум антилохов » Лохотроны в жизни » Истории лохотронов и афер » Человек не в фокусе (Вернер Маусс)
Человек не в фокусе (Вернер Маусс)
kentovitДата: Воскресенье, 23.01.2011, 12:06 | Сообщение # 1
Коронованный
Группа: Администраторы
Сообщений: 250
Награды: 1
Репутация: 100
Статус: Offline
Место действия: Германия.
Время действия: XX век.
Вернер Маусс – чума фоторепортеров и следователей. Он имеет привычку
непостижимым образом исчезать из кадра. Или же расплываться в нечетком контуре.
Застенчивые работники немецкой прокуратуры после регулярных попыток пригласить
Вернера Маусса на официальное собеседование, как правило, удостаиваются лишь скромной
чести созерцать его пустующее поместье с частным зоопарком и аэродромом.
В конце осени 1996 года Федеративную Республику Германия навестил господин
неопределенных лет. Скучающий пограничник в аэропорту небрежно пролистал паспорт, в
котором значилось имя «герр Зайдель». В тот же день – или на следующий –
государственную канцелярию в Бонне навестил сосредоточенный бизнесмен,
зарегистрировавшийся как герр Мольнер. Еще через два-три дня перед авиарейсом на
Панаму таможню франкфуртского аэропорта прошел спортивного вида джентльмен с
элегантными залысинами, предъявивший паспорт на имя герра Шредера. Три этих никак не
связанных случая примечательны лишь в единственном отношении. Господа Зайдель,
Мольнер и Шредер были одним и тем же лицом. В действительности же лицо звалось
Вернером Мауссом. И его дорожные сумки были наполнены довольно причудливым
реквизитом. Помимо спутникового телефона, радиопередатчика и набора техники
неопределенного назначения там лежали, к примеру, два паспорта с одинаковой
фотографией.
Оба паспорта были выданы госпоже Барбаре Бауман. Печать на одном из них сидела
довольно-таки криво.
У Вернера Маусса романтическая профессия – частный детектив. Что, собственно, и
объясняет его специфическую нелюбовь к подлинным именам и четким фотографиям.
В конце 1960-х годов у него имелись: минимальный опыт, жажда деятельности и
пропасть самонадеянности. Самонадеянность-то и навела его на оригинальную мысль.
«В чем преимущество полиции перед частным сыском? – спросил себя Маусс. –
Полиция располагает неограниченным доступом к интереснейшей информации. А что
хорошего в частном сыске? Частный сыщик не обязан отчитываться перед начальством и
жить на зарплату».
Не беремся ничего утверждать. Вероятнее всего, внутренний диалог выглядел как-то
иначе. Или не выглядел вовсе никак – детективом руководила интуиция.
Так или иначе – в начале 1970-х годов Вернер Маусс принялся разыскивать
криминальные случаи, которые в равной степени действовали на нервы как государству, так
и разнообразным состоятельным фирмам. Вышеупомянутое государство снабжало его
спецполномочиями, информацией и документами. Частные фирмы заботились о гонорарах.
То была первая – героическая – эпоха карьеры немецкого Джеймса Бонда.
Первое же сногсшибательное приключение Маусса разразилось в 1975 го ду. Из
легендарного Кельнского собора исчезла масса драгоценной церковной утвари. Полиция
немедленно потеряла злодеев. Следы вели в Белград.
Вместо того чтобы сломя голову лететь в Югославию, сообразительный Маусс
отправился в соседнюю Италию. Выдал себя за скупщика краденого в международном
масштабе и… получил наводку на двух югославов. Двое же вывели его на третьего – шефа –
в Белграде. У шефа Маусс выкупил несколько предметов из украденного добра. И выманил
его в Милан, якобы собираясь заплатить за все остальное. После чего арестовать всю тройку
не составляло уже никакого труда.
Не менее эффектное действо разыграл Вернер Маусс по поводу одного господина по
имени Рольф Поле. Герр Поле, мрачный молодой человек, был по призванию, увы,
террористом. Неспокойная профессия вынудила его в конце концов раствориться в уличном
шуме Афин. Где полиция простодушно его потеряла.
Вернер Маусс в терроризме не смыслил ни аза. Но дело свое сделал элегантно.
Заглянув в официальные акты, он обнаружил массу полезной и несущественной
информации. В частности, мимолетное замечание о том, что сквозь землю провалившийся
Рольф Поле всей печатной продукции предпочитает журнал Der Spiegel и газету
Sueddeutsche Zeitung. В оживленном афинском квартале Маусс нашел единственный
газетный киоск, торгующий этими экзотическими изданиями. После чего порекомендовал
полиции устроить засаду. Поле арестовали, кажется, на следующий день.
Апогеем джеймсбондовщины Вернера Маусса был 1983 год. Речь шла уже о спасении
целого континента. Где-то в Европе потерялась сорок одна бочка со смертельно ядовитыми
химикалиями. Бочки принадлежали немецкому концерну Mannesmann. Некий злокозненный
французский гражданин, мсье Парино, запрятал их в некий укромный уголок континента.
Был ли француз скрытым террористом или просто счел, что обычная процедура захоронения
ядовитых отходов чересчур уж дорого стоит, – сегодня уже несущественно. Полиция тупо
допрашивала Парино. Парино тупо молчал.
Европе грозило массовое отравление. Неизвестно где и неизвестно когда. Защитники
окружающей среды требовали немедленно приговорить всех причастных к чему-нибудь
совершенно иезуитскому. Вернер Маусс, как обычно, заглянув в полицейские протоколы,
обнаружил, что злокозненный француз женат.
Путая следы, меняя паспорта, машины и сопровождающих, детектив направился в
нейтральную Швейцарию, куда прибыла и мадам Парино. Свидание проходило в
присутствии адвоката. Который в конце концов выдал Мауссу официальную расписку
небанального свойства: «Я нижеподписавшийся, доктор права и адвокат, подтверждаю этой
квитанцией, что получил наличными 500 000 марок. Я передам эту сумму получателю, после
того как получу официальное известие об обнаружении 41 бочки с диоксином…»
Чернила на подписи под этим примечательным документом просохли 17 мая 1983 года,
в 14 часов. Сообщение о том, что яд обнаружен, пришло в 16 часов 30 минут. Из немецкого
героя Маусс превратился в общеевропейского.
Благодарное Общество немецких страховых компаний платило ему ежегодное
жалованье в размере около 800 тыс. марок. Его внешний вид, местонахождение, привычки и
планы были никому не известны.
Меньше чем за пять лет Вернер Маусс превратился в европейскую легенду и
последнюю надежду разнообразных секретных служб. Главной – и, в общем-то,
единственной – проблемой оставалась неизгладимая путаница с работодателями. Он работал
одновременно на страховые компании, десяток частных фирм, криминальную полицию,
государственную безопасность, комитет по защите конституционного строя. И, разумеется,
на себя лично. Сами работодатели давно уже перестали задаваться вопросом, чей он,
собственно, агент.
Биография нашего героя стала принимать отчасти криминальную окраску.
В 1978 году «органы» федеральной земли Нижняя Саксония задумали внедриться в
ряды немецких террористов. Вернера Маусса попросили создать сценарий внедрения. В
июле 1978 года внешнюю стену тюрьмы города Целле сотряс весьма энергичный взрыв.
Пыль от которого оседала еще как минимум лет 10. В метафорическом, разумеется, смысле.
В тюрьме коротал срок один из пресловутых западногерманских террористов герр Зигурд
Дебус. Взрыв, собственно, для него и предназначался.
Автор сценария, детектив Маусс, рассчитал все весьма изящно. Герр Дебус исчезает
после взрыва в образовавшемся проломе. По другую сторону его ожидают два благодетеля.
Герр Дебус, натурально, должен разыскать своих друзей-террористов, навестить различные
явки, разработать план дальнейших передвижений. Благодетели, взорвавшие для него стены
тюрьмы, следуют за герром Дебусом, примечают адреса явочных квартир и имена
сообщников. Вскоре терроризму наносится непоправимый удар.
При всей элегантности план страдал некоторыми изъянами.
Во-первых, в качестве непосредственных исполнителей пришлось привлечь двух
малопривлекательных господ с весьма криминальным прошлым. Во-вторых, взрыв
тюремной стены вызвал бурный интерес различных парламентских комиссий. В-третьих,
помянутые комиссии начисто отказались вникнуть в оригинальность замысла. Известие о
том, что взрыв тюрьмы подготовлен и осуществлен при непосредственном участии комитета
по защите конституционного строя, вызвало у парламентариев, мягко говоря,
неудовольствие.
Оно весьма усилилось после сообщения о том, что органы государственной
безопасности действовали в соответствии с фантазиями частного сыщика. И в творческом
союзе с двумя господами, одного из которых судили за покушение на убийство.
К счастью для агента Маусса, все действующие лица и исполнители провалившегося
сценария имели возможность в любой момент сослаться на угрозу национальной
безопасности. Или подписку о неразглашении. По-настоящему досадное происшествие,
обозначившее конец второй эпохи в жизни Вернера Маусса, случилось в начале
восьмидесятых.
31 октября 1981 года сокрушительная неприятность постигла ювелира, господина Рене
Дюэ. Его магазин в городе Ганновере ограбили. Общая стоимость пропажи, согласно описи,
составляла 13,5 млн марок. Страховой компании Mannheimer Versicherung AG до горьких
слез не хотелось платить. Детектив Вернер Маусс взялся решительно сократить расходы. Его
условия – 350 тыс. гонорара плюс накладные расходы, разумеется, не шли ни в какое
сравнение с 13 млн. Mannheimer Versicherung AG великодушно предложила удвоить гонорар,
если дело закончится ко всеобщему удовольствию.
Всеобщее удовольствие должно было выглядеть примерно следующим образом.
Вернер Маусс уличает Рене Дюэ в том, что ювелир сам инсценировал ограбление. Дюэ
отправляется на несколько лет за решетку. Страховая компания освобождается от всех
обязательств. Детектив Маусс становится на несколько сот тысяч марок богаче. Так оно и
вышло. Почти.
Вот только не нужно было с помощью полиции устанавливать подслушивающие
устройства. И бурить дырки в стенах. И совершенно излишне было переводить на личный
счет полицейского, участвовавшего в расследовании, несколько тысяч марок. В особенности
же – не стоило выкидывать в уличную канаву полицейские акты, свидетельствующие о том,
что кроме самого ювелира существуют и другие – посторонние – подозреваемые. Хотя
большая часть перечисленных недочетов почила под знаком недоказуемости, ювелир, уже
было приговоренный, получил-таки свою страховую премию.
Вернер Маусс не дождался второй половины гонорара и остался при 350 тыс. Самое же
неприятное – пресса получила две-три довольно ясные фотографии Вернера Маусса.
Раздраженная упреками в «попирании правового государства» полиция отныне отвечала:
«Маусс больше не работает».
Хотя откуда полиции было это знать?
Маусс, возможно, с удовольствием ушел бы на покой.
У него было поместье в Германии, резиденция в Панаме, банковские счета в
Лихтенштейне, личный самолет и небольшой частный зоопарк c лохматыми муфлончиками,
настойчивыми козерожиками и радужными павлинчиками. Правда, все это было
зарегистрировано на вымышленное имя. Но Маусс даже женился во второй раз по
фальшивым документам.
Но о каком покое может идти речь? У частных детективов нет профсоюза. На жизнь
надо зарабатывать! Террористов же между тем поубавилось. Полиция стала несговорчивой.
Частные предприниматели жались с гонорарами. И главное – за 25 лет Маусс пристрастился
совать нос в государственные дела. К счастью, из госаппарата Федеративной Республики не
совсем улетучился ветер романтики. Господа в Бонне по-прежнему ценили сочные
голливудские фантазии.
Вернер Маусс исчез примерно в 1986 году. Дабы обнаружиться в конце 1996 года во
франкфуртском аэропорту. В котором, напомним, стартовало наше повествование. В жизни
всегда есть место высокооплачиваемому подвигу. Новое – патетическое – хобби Вернера
Маусса называлось: спасение заложников. Речь идет, разумеется, не о подвыпивших
бюргерах, которые запирают тещу на ключ, вымогая у жены денег на опохмел. Граждане
Европы стали в восьмидесятые-девяностые годы с головокружительной частотой попадать в
плен к разнообразным экстремистам. Главным образом, в Латинской Америке и на Ближнем
Востоке.
Вернеру Мауссу снова подвернулось поле деятельности, на котором пересекались
государственные интересы, частные заботы и внушительные денежные суммы. С тех пор его
так и швыряло между Колумбией, Бейрутом, Пномпенем. В джунглях международного
терроризма Вернер Маусс производил впечатление диковатое – жизнерадостный,
голубоглазый, свежевыбритый, со спутниковым телефоном в кейсе. И килограммами
наличности. Ибо целебный рецепт Маусса годами оставался неизменным. Платить, платить и
еще раз платить.
Этот – скажем прямо, давно запатентованный другими – метод принес Мауссу
репутацию лучшего в мире частного посредника по освобождению заложников.
Только не надо спрашивать почему. Автор не знает. И, скорее всего, никто не знает.
Заплатить может каждый. Фирма, посольство, государство, частное лицо, в конце концов.
Были бы деньги. Отметим: опыт Вернера Маусса приносил особенно богатые плоды в
Колумбии, где местные повстанцы-герильерос считают похищения частных лиц надежным
способом пополнения революционной кассы.
Вернер Маусс впервые оказался в Колумбии еще в 1984 году. Тогда речь шла о выкупе
двух немецких техников. В обмен повстанцы получили детские сады, оборудованные
походные госпитали. И, возможно, что-то наличными. С тех пор Маусс регулярно обменивал
пленников (среди которых бывали не только немцы, но и итальянцы, датчане, австрийцы) на
деньги, техническое оборудование и медикаменты. Последняя героическая операция по
спасению человеческой жизни может дорого обойтись самому спецагенту Мауссу.
Вылетев, напоминаем, из Франкфурта с двумя фальшивыми паспортами на одно и то
же женское имя, Вернер Маусс отправился выручать из колумбийских джунглей жену
немецкого инженера, фрау Бригитту Шоне. Для которой, собственно, оба паспорта и
предназначались. Операция, бесспорно, удалась. Фрау Шоне вернулась домой, к супругу.
Самому Вернеру Мауссу пришлось задержаться в неуютной колумбийской тюрьме.
Властям этого несколько хаотичного государства пришел в голову беспокойный
вопрос. Который, скажем честно, уже неоднократно приходил в различные головы. Но как-то
без особых последствий для герра Маусса. На самом ли деле оговоренные суммы выкупа так
высоки, как сообщает г-н Маусс?
Проще говоря, не берет ли он, помимо частных гонораров, еще и комиссионные с
повстанцев? И не заинтересован ли герр Маусс лично в том, чтобы драгоценные граждане
Европы продолжали исправно пропадать в джунглях Колумбии?
Возможно, вопрос и на этот раз повис бы в воздухе. Но кто-то из высокопоставленных
колумбийских чинов не вовремя огласил не вполне удобное предположение. В случае с фрау
Шоне похитители могли бы, судя по всему, уступить тысяч за двести долларов. Вернер
Маусс же привез в своем кейсе около полутора миллионов.
Кто-то из коллег Маусса не без иронии заметил по этому поводу: герильерос не
выписывают квитанций.
Колумбийская полиция подозревает Маусса в соучастии в похищении. Немецкие
спецслужбы пытаются сформулировать одновременно внятный, но уклончивый ответ на
вечный вопрос: на кого, собственно, работает Вернер Маусс. Маусс сидит в камере и
подписывает протоколы допросов, в которых не понимает ни слова. Ибо за 10 лет
миротворчества так и не удосужился выучить испанский язык. Местные газеты ему
переводит сокамерник, бывший наемный убийца. За сказочный гонорар – три доллара в
минуту.
 
Форум антилохов » Лохотроны в жизни » Истории лохотронов и афер » Человек не в фокусе (Вернер Маусс)
Страница 1 из 11
Поиск:




Автор сайта не призывает вас к каким либо действиям, вся информация предоставлена для ознакомления, чему верить и не верить решать только вам. Copyright Kentovit © 2016 показатели этого сайта Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru
Besucherzahler russian girls
счетчик посещений