[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум антилохов » Лохотроны в жизни » Истории лохотронов и афер » Великий реставратор (Жан де Батц)
Великий реставратор (Жан де Батц)
kentovitДата: Воскресенье, 23.01.2011, 11:37 | Сообщение # 1
Коронованный
Группа: Администраторы
Сообщений: 248
Награды: 1
Репутация: 100
Статус: Offline
Место действия: Франция.
Время действия: XVIII век.
Как известно, Первая французская республика просуществовала ровно пять лет.
Началась она в 1789 году со взятия Бастилии. А закончилась в 1794 году заговором 9
термидора, когда были свергнуты Робеспьер и его соратники-якобинцы. Французы не успели
опомниться, как от эпохи Республики перешли к эпохе Реставрации монархии. Но некоторые
считают, что эта смена вех была не чем иным, как грандиозным спектаклем, задуманным и
поставленным бароном Жаном де Батцем.
«Серый кардинал» при дворе Людовика XVI после революции вышел в отставку и
занимался в основном биржевыми спекуляциями. Главной режиссерской задачей мсье де
Батца было спасти свою собственность, вложенную в крупнейшую монополию страны –
Ост-Индскую компанию.
Барон Жан де Батц происходил из гасконской дворянской семьи, к которой
принадлежал и живший за полтора столетия до него Шарль де Батц, он же Кастльмор
Д’Артаньян, увековеченный пером Александра Дюма. Будущий «палач революции» родился
в 1754 году в Гаскони. В 18 лет этот невысокий юноша отправился, как некогда Д’Артаньян,
покорять Париж и поступил в полк драгун королевы. Спустя шесть лет он оставил военную
службу и занялся финансовыми спекуляциями, в частности игрой на повышение акций
компании по торговле с Индией. Значительную услугу ему оказали связи с видными
французскими банкирами и промышленниками, которые он успел наладить в процессе
светской жизни придворного офицера. Со временем он стал кем-то вроде посредника между
высшим светом Франции и миром биржи. По поручению аристократических семей он
проводил операции с ценными бумагами, которые они по тем или иным причинам не желали
афишировать. Молодой гасконец сумел оказать тайные услуги самому Людовику XVI,
который с его помощью увеличил собственное состояние, отдав в рост суммы из казны. Де
Батц также получал от королевской семьи официальные заказы на размещение и выкуп
государственных займов, за что был пожалован чином полковника. По Лувру ползли слухи,
что гасконец в скором времени займет пост министра финансов, но тайные отношения
короля с ловким финансистом вели скорее к тому, что де Батц и дальше будет оставаться в
стороне от официальной политики. Людовик и Мария-Антуанетта были лично
заинтересованы в том, чтобы такой нужный человек всегда был под рукой в качестве
внештатного консультанта. За несколько месяцев до революции 1789 года король передал
35-летнему барону в управление государственный пакет акций крупнейшей французской
компании «Ост-Инд», которая на праве монополии вела торговлю с Индией, чеканила
индийские рупии и владела огромным флотом, а также несколькими десятками
городов-факторий в Африке и Азии. Их стоимость почему-то начала резко снижаться, и де
Батцу было поручено с помощью игры на внутренней и иностранных биржах восстановить
их прежний курс. Однако король вскоре был арестован и спустя несколько лет казнен. У
барона на руках осталось 60 % паев компании, которую новая власть считала своей.
До жителей «малой родины» барона из столицы доходила информация о его
головокружительных карьерных успехах и особом финансовом таланте, и он без труда
выиграл на выборах в общенародное учредительное собрание освобожденной Франции.
В качестве члена этого революционного органа де Батц принял поручение заняться
«ликвидацией государственного долга». Речь шла о выплате возмещения лицам, ранее
купившим различные должности, которые были уничтожены по решению этого
законодательного органа. Эта должность, конечно же, была несравнима по уровню с
положением доверенного лица королевской семьи. Но она по крайней мере гарантировала
его безопасность в тот период, когда Марат требовал «сто тысяч голов для победы
революции». Параллельно Жан де Батц продолжает биржевые махинации, а также создает
вокруг себя подпольный роялистский кружок, цель которого – реставрация монархии.
Значительную часть членов Батц вербует по ходу своей официальной службы. К нему
обращаются за компенсацией бывшие аристократы, лишившиеся должностей, и, с
удовольствием обнаружив, что пост в революционном правительстве занимает свой человек,
который к тому же продолжает поддерживать отношения с королевской семьей, они нередко
отказываются от сумм компенсации в пользу де Батца. Эти пожертвования служили своего
рода членским взносом за вступление в роялистский клуб. Де Батц финансирует несколько
неудавшихся побегов членов королевской семьи за границу. В результате о его подпольной
деятельности становится известно и самый богатый гражданин Французской республики
вынужден скрываться сам. Людовик, а вслед за ним и Мария-Антуанетта отправляются на
эшафот, и власть переходит в руки Конвента.
Де Батц в подполье не теряет времени – он создает небольшую агентурную сеть и
тратит колоссальные суммы на подкуп различных чинов революционной полиции. В архивах
сохранились отчеты полицейских, которые отправлялись арестовывать неуловимого барона.
Судя по этим документам, полицейские стучали в дверь квартиры, где, по агентурным
данным, находился враг Республики, он открывал им дверь, представлялся ложным именем и
заявлял, что де Батц ушел минуту назад. Полицейские отправлялись в погоню за призраком,
в это время де Батц успевал исчезнуть по-настоящему. Один из этих «наивных», инспектор
Мишонис, был потом арестован, когда его коллеги получили донос о том, что скромный
полицейский купил на имя жены огромный виноградник в Шампани.
В этот период Конвент приступил к рассмотрению вопроса о ликвидации Ост-Индской
компании. Конвент склонялся к тому, чтобы компенсировать держателям небольших пакетов
их минимальную стоимость, а 60 %, принадлежавшие казне, считать собственностью
Республики. Еще один крупный пакет – около 25 % – принадлежал конкуренту французской
монополии английской Ост-Индской компании, и Конвент обсуждал различные способы,
которыми можно было бы «кинуть» английских пайщиков. Несмотря на то что это
обсуждение проходило за закрытыми дверями, информация моментально через развитую
британскую разведывательную сеть «Корреспонданс» стала известна заинтересованным
лицам в Англии. Сэр Папильон, председатель совета директоров английского «Ост-Инда»,
через посредничество финансируемой им английской разведки немедленно обнаружил де
Батца и передал ему предложение «не допустить ущемления интересов законных
владельцев». Папильон, правда, учел, что права де Батца на контрольный пакет довольно
сомнительны, и предложил по-новому поделить «шкуру национализированного медведя» –
50 на 50. Пока у власти оставался Робеспьер, акции можно было делить как угодно, но на
реальном положении вещей это никак не отражалось. Папильон предложил де Батцу
произвести небольшой путч, привести к власти верных людей и спокойно наслаждаться
плодами своего труда. Каким образом провести переворот, Папильон не сообщил,
сославшись на незнание французских реалий, но готов был предоставить в распоряжение
коллеги резидентуру «Корреспонданс», которая охватывала практически всю страну и имела
собственных агентов даже в самом Конвенте. Этого уже было достаточно, чтобы де Батц
начал плести интриги.
Он решил ударить по самому больному месту в отношениях Конвен та и Робеспьера.
Республиканский парламент был насквозь коррумпирован, исключение составляли лишь
несколько совершенно безумных фанатиков, которыми безбожно манипулировали их более
сметливые коллеги. Максимилиан Робеспьер носил гордое прозвище Неподкупный, и по его
инициативе время от времени засветившиеся взяточники и просто оклеветанные чиновники
пачками отправлялись на гильотину. Поскольку коррупция на тот момент охватила
практически всю французскую администрацию, Неподкупный оказался практически в
полной информационной изоляции. Де Батц решил, что крупный коррупционный скандал –
это как раз то, что нужно. Он разработал схему, которая позволила ему сделать это без затрат
со своей стороны и так, что его имя практически не было упомянуто.
В тот период в Париже находились некие австрийские банкиры братья Фрей. Они были
отпрысками нищего чешского еврея, который каким-то образом неслыханно разбогател на
поставках в австрийскую армию. Братья Фрей исполняли различные деликатные поручения
австрийского императора во Франции. Представлялись они при этом членами некоего
революционного клуба, изгнанными из страны по распоряжению герцога Брауншвейгского,
и сумели втереться в доверие как в революционных кругах, так и в светских салонах Парижа.
Им даже удалось выдать свою сестру за члена Конвента, бывшего монаха-капуцина Шабо.
Лучший инструмент для интриги, чем эти австрийские братья, де Батцу сложно было бы
найти. Через английскую агентуру он забросил австрийцам крупную наживку – информацию
о ликвидации Ост-Индской компании, на которой они якобы могут разбогатеть. Братья Фрей
обращаются к Шабо с интересным предложением, обещают ему 100 тыс. ливров и грозят в
случае отказа донести Конвенту, что его жена – австрийская шпионка. Шабо подкупает еще
нескольких членов Конвента, вместе с которыми фальсифицирует документы, относящиеся к
оценке компании, и утаивает в пользу братьев более 10 % собственности «Ост-Инда». С ним
тут же связывается сам де Батц и, угрожая тем, что сообщит Конвенту об этих махинациях,
требует сдать братьев Фрей, а заодно еще пятерых членов Конвента. Шабо чувствует себя
как на горячей сковороде, и ему ничего не остается, как броситься в комитет общественного
спасения с воплями, что все вокруг подкуплены, а он единственный честный человек,
которого угрозами заставили взять деньги и совершить государственное преступление. В
качестве доказательства он предъявляет 100 тыс. ливров и обещает сдать всех своих
подельников. Шабо называет место и время, где он и другие коррупционеры будут
передавать Фреям документы, подтверждающие их собственность на активы компании.
С гильотинированием участников сделки скандал не стих, об этом позаботились барон
и завербованный им издатель нескольких крайне популярных газет Эбер. Скандал был
раздут еще сильнее, газеты писали, что взятки берет каждый член парламента, и тонко
намекали, что у Неподкупного рыльце тоже в пуху.
Робеспьер с целью прекратить подобные суждения начал секретное расследование, в
результате которого появился список 47 самых крупных взяточников в Конвенте.
«Корреспонданс» удалось снять с этого списка копию и в ночь накануне оглашения
результатов расследования разослать его всем упомянутым в нем лицам. Нескольких часов
им хватило на то, чтобы выработать тактику действий.
На утреннем заседании Конвента 9 термидора 1794 года выступление Неподкупного
было грубо прервано и участники «списка обреченных» попытались арестовать его прямо в
зале заседаний. Робеспьеру удалось вырваться и доехать до казарм, где располагалась его
личная гвардия. Однако после недолгого сражения он все же был схвачен и через несколько
месяцев казнен по решению Нового Конвента, который заявил о реставрации монархии. Как
только эти известия дошли до Англии, британский «Ост-Инд» захватил семь французских
городов-факторий и четыре острова, которые теперь принадлежали компании по тайному
соглашению с де Батцем.
Сам барон во время событий 9 термидора тоже был арестован, попав под горячую руку,
но вскоре выпущен, так как вся его заговорщицкая деятельность была направлена против
низверженной Республики. Вскоре он продал новому французскому роялистскому
правительству свой пакет за 4 млн франков и уехал жить в Шотландию.
 
Форум антилохов » Лохотроны в жизни » Истории лохотронов и афер » Великий реставратор (Жан де Батц)
Страница 1 из 11
Поиск: