Ва-банк по-русски - Форум антилохов
Приветствую Вас Лох | RSS
Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта
Создай свой крутой сайт вместе c UCOZбесплатно
Хочешь почту @antilohi.ru?
Регистрация @antilohi.ru

Войти в @antilohi.ru
Логин:
Пароль:

(что это)
· · · ·
Страница 1 из 11
Форум антилохов » Лохотроны в жизни » Истории лохотронов и афер » Ва-банк по-русски (ограбление банка.)
Ва-банк по-русски
kentovitДата: Воскресенье, 23.01.2011, 11:32 | Сообщение # 1
Коронованный
Группа: Администраторы
Сообщений: 250
Награды: 1
Репутация: 100
Статус: Offline
Место действия: Россия.
Время действия: XX век.
Corpus delicti: ограбление банка.
Масштаб: национальный.
Действующие лица: Сергей Розанов.
Тип: P2B.
Самое глубокое озеро в мире находится в России. В Рос сии же выпускались самые
большие микросхемы. В Рос сии изготовлена самая крупнокалиберная пушка. Да и вообще,
Россия – самая большая страна в мире. Принимая это во внимание, список мировых рекордов
России можно не продолжать. Единственное, что все-таки хотелось бы еще отметить: самое
крупное в мировой истории ограбление банка тоже случилось в России. Банк взял Сергей
Розанов.
Для начала еще раз про самое-самое. Накануне первой мировой войны Российская
империя обладала крупнейшим в мире золотым запасом. По состоянию на 16 июля 1914 года
в кладовых Госбанка России находилось примерно 1240 тонн золота. Еще около 110 тонн
хранилось за границей. Итого приблизительно 1350 тонн (для сравнения: Банк Англии
владел 600 тоннами, Банк Франции – 1200 тоннами, Бундесбанк – 750 тоннами). В годы
войны часть этого богатства была вывезена за границу в качестве залога для получения
кредитов на закупку оружия и обмундирования для русской армии, а та, что осталась в
России, переправлена из Санкт-Петербурга подальше от театра военных действий – в Казань
и Нижний Новгород. Вскоре после октябрьского переворота 1917 года казанское и
нижегородское золото перешло в руки большевиков. По подсчетам начальника валютного
управления Народного комиссариата финансов Леонида Юровского, им досталось примерно
850 тонн: половина хранилась в Нижнем, другая – в Казани. Нас интересует казанская часть.
В ночь с 6 на 7 августа 1918 года Народная армия Всероссийского комитета членов
Учредительного собрания захватила Казань и срочно переправила казанское золото в
Самару, где располага лась штаб-квартира комитета. Перемещаясь все дальше на Восток – из
Самары в Уфу, из Уфы в Челябинск, золото еще несколько раз переходило из рук в руки,
пока не попало в Омск к верховному правителю России Александру Колчаку. Адмирал
овладел им между 18 ноября и 3 декабря 1918 года, а в марте – ноябре 1919 года
несколькими эшелонами отправил во Владивосток – через Красноярск, Иркутск и Читу. Но
по мере того, как золото приближалось к Владивостоку, составы становились все короче и
короче, а два из них вообще не дошли до места назначения. Любопытно в связи с этим
выяснить, кто и как присматривал за их сохранностью.
Еще при царском правительстве русская армия взяла в плен около 50 тыс.
чехословацких солдат и офицеров, воевавших на стороне Германии. Временное
правительство решило отправить легионеров на родину – через всю Россию они должны
были по железной дороге доехать до Владивостока, там погрузиться на транспортные суда и
далее направиться вокруг света в Европу. Ехали они по бескрайним российским просторам
долго. По дороге легионеры участвовали в упомянутом взятии Казани и совершили еще
множество других «подвигов». Их путь домой чудесным образом совпадал с маршрутом
движения «золотых эшелонов», и по просьбе Колчака они освоили смежную специальность –
охрану золота.
Как только в самой Чехословакии узнали о почетной миссии соотечественников,
министр иностранных дел рекомендовал им «искать пути, как бы завладеть золотом» и
«добывать его как можно больше». Поручик Франтишек Шип, начальник финансов
легионеров, отписал: «Добываем, и изрядно». Как оказалось, это была не такая уж сложная
задача. Легионеры в точности следовали старому российскому караульному уставу,
основной принцип которого гласил: охранять нужно прежде всего забор, а не то, что за ним
находится. Иными словами, чехословацкие караульные отвечали лишь за сохранность пломб
на вагонных запорах, а также за соответствие «мест» (ящиков, сумок, мешков) накладным.
Так что нет ничего удивительного в том, что при приемке эшелонов в ящиках вместо золота
часто были кирпичи.
Более того, в феврале 1920 года в Иркутске легионеры сдали большевикам один
эшелон с 320 тоннами колчаковского золота, а в придачу и самого верховного правителя
России, ехавшего в последнем вагоне. Еще один состав они уступили казачьему атаману
Григорию Семенову, но об этом чуть ниже. А пока отметим, что весной 1920 года легионеры
начали прибывать на родину и вскоре учредили Легио-банк, отстроивший роскошный
особняк в центре Праги. Одним из его учредителей и членом правления стал Франтишек
Шип, «добывший» в России примерно 4 тонны серебра и 8 тонн золота. Приблизительно
тогда же чехословацкая крона стала одной из самых стабильных валют.
И все же кое-что до Владивостока дошло. По данным Павла Бурышникова, последнего
колчаковского министра финансов, примерно 145 тонн (плюс 514 невскрытых ящиков с
российскими и иностранными золотыми монетами неустановленной стоимости). Часть из
них была распродана на местной бирже на 15–20 % ниже мировых цен, часть – причем
большая – досталась японцам.
Особая заслуга в этом принадлежит трем офицерам японской Квантунской армии:
Идзомэ, Курасаве и Кураки. Они, как и чехословацкие легионеры, получили от японского
командования предписание по возможности «добывать» как можно больше русского золота
и переправлять его в Японию. А возможностей было предостаточно.
В октябре 1919 года атаман Семенов при участии японцев захватил в Чите один из
эшелонов Колчака, своего недавнего союзника, и присвоил примерно 33 тонны золота. И
почти все раздал. Например, 6 тонн выделил начальнику тыла генерал-майору Павлу
Петрову. Тот, в свою очередь, передал часть золота отступавшим в Китай командирам
семеновской армии «на непредвиденные расходы». 21 ноября 1920 года начтыла встретился
с Семеновым и сообщил ему, что оставшееся – 20 ящиков с золотыми монетами и 2 ящика со
слитками (чуть меньше тонны) – намерен под расписку передать «на временное хранение»
начальнику японской военной миссии Идзомэ. Атаман одобрил эту идею. Более того, он и
сам передал золото японцам. Но кое-что все же оставил себе. В конце ноября Семенов бежал
на аэроплане из осажденной красными Читы в Дальний (ныне Далянь), прихватив несколько
сумок с золотом.
Дальнейшая история подтвердила истинность утверждения, что нет ничего более
постоянного, чем временное. Ни одному человеку, получившему в обмен на российское
золото японские расписки, до сих пор ничего вернуть не удалось, хотя такие попытки
неоднократно предпринимались (к примеру, теми же Семеновым и Петровым). А иногда не
было даже расписок. Как, например, в случае с генералом Сергеем Розановым, ограбившим
отделение Государственного банка России во Владивостоке.
Один из министров омского правительства Колчака дал Розанову такую
характеристику: «сумбурный, нечистоплотный, окончательно подорвавший престиж омской
власти на Дальнем Востоке». К этим словам трудно что-то добавить.
В 1918 году адмирал Колчак направил Розанова в Читу, в ставку атамана Семенова, для
ведения переговоров о координации совместных боевых операций против большевиков и
обеспечении беспрепятственного прохождения «золотых эшелонов» через подконтрольную
атаману территорию. До Читы Розанов добрался, но переговоры вел не о совместных боевых
действиях против Красной Армии, а о создании собственных вооруженных сил и
Дальневосточной республики с собою во главе. И не о безопасности «золотых эшелонов», а о
возможности их ограбления. Да и говорил он не с Семеновым, а с японскими эмиссарами,
прикомандированными командованием Квантунской армии к штабу Семенова. Стоит ли
уточнять, что эти переговоры проходили в самой теплой и дружественной атмосфере. Ради
колчаковского золота японцы были готовы поддержать любую идею Розанова, хоть создания
Соединенных Штатов Сибири со столицей на Аляске, не то что крохотной Дальневосточной
республики.
Осенью 1919 года Розанов перебрался из Читы во Владивосток – предполагаемую
столицу Дальневосточной республики. Однако на месте обнаружилось, что в отличие от
японцев жители будущей столицы лишь отчасти разделяют идеи генерала. Большинство
выступало за создание приамурского государства, но во главе его видели не диктатора
Розанова, а Учредительное собрание. Но главное отличие состояло в том, что жители
Владивостока склонялись к изгнанию японцев из Приморья. Это охладило интерес
командования Квантунской армии к созданию Дальневосточной республики. Отказался от
своих планов и Розанов. К тому же по долинам и по взгорьям к Владивостоку приближались
эскадроны приамурских партизан.
29 января 1920 года Розанов встретился с командующим японскими оккупационными
войсками во Владивостоке генералом Сигемото Ои и в присутствии полковника Рокуро
Идзомэ обсудил с ним план дальнейших действий. Сошлись на том, что ноги из
Владивостока пора уносить. Решили, что на следующий день розановская армия будет
погружена на два военных транспорта и вывезена из города. При этом Розанов предложил
«спасти» еще и остатки российского золотого запаса, хранившегося во владивостокском
отделении Государственного банка. Реализация этой благородной цели не терпела
отлагательств даже до утра.
Той же ночью к одному из пирсов владивостокского порта, расположенного напротив
здания Госбанка, пришвартовался японский крейсер «Хидзен». Вооруженный десант быстро
оцепил территорию между банком и причалом, и в здание направилась штурмовая группа
под командованием Сергея Розанова, переодетого в форму японского офицера, и Рокуро
Идзомэ, воздержавшегося от маскарада. Не встретив сопротивления со стороны охраны, не
петляя по закоулкам банка и его подвалам, штурмовики кратчайшим путем вышли к
помещению, где хранились ящики с золотыми слитками, сумки с золотыми монетами и
мешки с ценными бумагами. Короче, не более чем через два часа после начала операции
крейсер «Хидзен», груженный остатками российского золота, отдал швартовы и взял курс на
Гонконг. 19 февраля Розанов в компании клерков гонконг-шанхайского отделения
Иокогамского валютного банка подсчитывал трофеи. Совместными усилиями они подвели
черту: примерно 42,7 тонны золота, которые были внесены на личный счет генерала. В тот
же день Временное правительство Приморья заявило генералу Ои и японскому кабинету
министров официальный протест, требуя возвращения золота и выдачи Розанова, против
которого уже было возбуждено уголовное дело о краже в особо крупных размерах. Из
Японии на эту ноту не ответили, хотя о дальнейшей судьбе Розанова призадумались.
Судя по сообщениям японской прессы, некоторое время после ограбления
Государственного банка Розанов благополучно проживал с семьей в Иокогаме, подсчитывая,
сколько лет понадобится ему и его потомкам на то, чтобы потратить добычу. И вдруг 22
января 1921 года в японской газете «Иомиури симбун» появляется сообщение о том, что
Розанов погиб в Крыму при отступлении войск Врангеля. Почему, спрашивается, человек с
таким огромным состоянием, да к тому же явно не склонный сражаться с большевиками до
победного конца, отправился в Крым? Да потому, что, скорее всего, он никуда и не ездил. В
1920-х годах в Японии и на подконтрольных ей территориях при невыясненных
обстоятельствах погибли несколько человек, причастных к разграблению российского
золота. При этом в прессе неизменно появлялись публикации об их отъезде за границу.
Розанов вряд ли был исключением.
Ну а куда же делось розановское золото? В 1926 году на этот вопрос попытались
ответить несколько либерально настроенных японских министров и парламентариев,
заметивших, что с недавних пор офицеры Квантунской армии начали интересоваться не
только внешней, но и внутренней политикой Японии. При этом щедрость военных по
отношению к чиновникам и депутатам не знала границ. Проведя расследование,
парламентская комиссия установила, что из награбленного в России золота командование
Квантунской армии создало секретный фонд (при этом физически золото и денежные
средства находились на счетах нескольких банков, в том числе Иокогамского валютного),
которым распоряжался Гиити Танака, в прошлом – военный атташе при царском и
колчаковском правительствах, а в будущем – премьер-министр Японии. Скандал
продолжался 10 лет (с небольшими перерывами), пока 26 февраля 1936 года молодые
японские офицеры не убили нескольких министров и даже членов императорского дома,
слишком активно интересовавшихся судьбой русского золота.
В 1945 году Иокогамский валютный банк влился в Токий ский банк, который в
настоящее время является самым крупным банком в мире: его активы соизмеримы с
бюджетом самой большой в мире страны.
 
Форум антилохов » Лохотроны в жизни » Истории лохотронов и афер » Ва-банк по-русски (ограбление банка.)
Страница 1 из 11
Поиск:




Автор сайта не призывает вас к каким либо действиям, вся информация предоставлена для ознакомления, чему верить и не верить решать только вам. Copyright Kentovit © 2016 показатели этого сайта Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru
Besucherzahler russian girls
счетчик посещений